Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Переосмысление прошлого поможет увидеть различные альтернативы будущего

16/08/2013
Лейла Нароушвили


Ассоциация вынужденно переселенных женщин «Согласие» начала работать 17 лет назад. В 1996 году зарегистрировались, хотя сделали свой первый проект в 1995 совместно с OXFAM, по психосоциальной реабилитации женщин и детей в коллективных центрах проживания. С тех пор они все набирали оборот и сегодня это мощная неправительственная организация, которая совместно с серьезными международными институтами активно помогает вынужденно перемещенным людям. Важно отметить, что все сотрудники во главе с председателем являются беженцами.



Портал Грузия Online предлагает интервью с Юлией Харашвили, председателем Ассоциации вынужденно переселенных женщин «Согласие».

Когда была основана ваша организация?

Хотя мы сделали первый свой проект в 1995 году совместно с OXFAM, по психосоциальной реабилитации женщин и детей в коллективных центрах проживания, но зарегистрировались ранее, в 1996. Затем у нас был проект «Лагеря Мира», мы собирали грузинских, абхазских и осетинских детей на третьей территории, в Болгарии. Какой-то период они находились в мультикультурной среде, учились, общались, играли вместе. Там были болгарские, цыганские дети, потом мы добавили армянских и азербайджанских, немного позже - крымских татар, русских, украинцев. Долгосрочный проект «Лагеря Мира», хорошо известный и здесь, и в Абхазии, оказался очень эффективным в реальности. У нас тогда был очень сильный стимул, мы все работали на возвращение и были уверены, что надо подготовить молодежь и детей для того, чтобы у них не ослабли те связи, которые остались у старшего поколения. Вспоминаю, какая реакция была у детей, которые познакомились со своими сверстниками, они не представляли, что и с другой стороны линии раздела такие же дети, как они сами - такой ужасный образ врага пропагандировался с любой стороны.

Наша организация была первая, которая начала и продолжала работать в этом направлении все двенадцать лет. Сейчас мы как-то ушли от этой темы, но, думаю, диалог между молодежью обязателен и параллельно другим проектам, мы занимаемся и этим.

У вашей организации есть филиалы по стране, где вы еще оказываете помощь вынужденно перемещенным лицам (ВПЛ)?

Когда наша организация немного окрепла и мы почувствовали, что можем оказать больше помощи, стали работать и с перемещенными лицами из Цхинвальского региона. Они были заброшенными и почти никто из тбилисских организаций с ними не работал, только «Цхинвальский дом». У нас есть несколько филиалов, с 2002 года открыли в Гори. Помимо офисов, работают интеграционные центры, т.е. где нужно поддерживать какие-то специфические условия. Например, есть центры в Эргнети и Никози, откуда люди были вынуждены бежать, но потом вернулись в разоренные войной дома и пришлось заново интегрироваться. Есть офисы в Цхалтубо, Зугдиди, где высокая концентрация перемещенных лиц, там же функционируют интеграционные центры. Аналогичный центр есть в Гардабани, где после августовской войны поселились ВПЛ, поэтому, им нужна была помощь в интеграции с местным населением - этническим меньшинством. Мы работаем в Болниси, Боржоми, Зугдиди, Ингирском поселении перемещенных лиц. У нас довольно широкая география помощи ВПЛ.

Если можно, конкретно, о вашей работе в регионах.

Все зависит от того, что нужно делать на местах. Мы идем по пути мобилизации общины, выделения активных групп, подготовки активистов, затем вместе с ними пытаемся решать их проблемы: адвокатирования, реализации мелких проектов на местах, постоянного обучения, работаем с местной властью - это все те компоненты, которые нужны для того, чтобы помочь им стать на ноги. Много работаем по интеграции. С самого начала, в 1995-96-97 годы, как я уже сказала, мы работали по реабилитации детей жертв конфликта, к этому добавилась новая волна ВПЛ после гальских событий 1998-го. У нас уже был определенный опыт, поэтому, Когда началась августовская война 2008, наши женщины сразу же начали оказывать помощь пострадавшим - встали на въезде Тбилиси с горячей едой, горячим чаем, одеялами, т.е. первую помощь оказывали на местах. Спустя несколько месяцев началось заселение пострадавших в новые поселения, что для них, не опомнившихся от военной травмы, было новым испытанием: возникли большие сложности в адаптации к местности, условиям, люди были в растерянности. Было важно помочь им обрести себя и наладить отношения с пострадавшими из других соседних сел Цхинвальского региона: познакомиться с новыми соседями, найти общие моменты, научить детей из разных деревень играть вместе, общаться. Хотя, у правительства были планы, расселить пострадавших в том же регионе для облегчения интеграции, но все же были большие сложности с землей, трудоустройством. Мы решили искать новые подходы и стали активно работать с местной властью, активистами сел. Помощь в адаптации и интеграции требовалась и тем, кто вернулся в свои дома и сегодня проживает в зоне риска. Это около 40 деревень, расположенные вдоль оккупационной границы, там всегда что-то происходит, поэтому мы постоянно работаем с активистами, молодежью, в каких-то селах есть женские группы, в других – молодежные.

На данный момент мы работаем по созданию информационной платформы для молодежи, чтобы они имели постоянную связь друг с другом, обменивались полезной информацией, опытом работы. Мы также знакомим население, например, с новыми программами и законами. Наш опыт работы показал, что молодые люди из общины ВПЛ Абхазии как-то больше связаны между собой, более или менее знают друг друга, но здесь этого не было – уже через некоторое время многие не знали, где одноклассники, знакомые, хотя у них маленькая община. Мы были очень удивлены и решили как-то собрать их. Некоторые думают, что это политизирование проблемы, но я считаю, что если, например, можно собирать женщин для адвокатирования проблем, почему нельзя собирать ВПЛ и адвокатировать их проблемы? Тем более, эти две общины – из Абхазии и Цхинвальского региона изолированы друг от друга и географически.

Вы старались познакомить и сблизить их?

Разумеется, у нас есть проект, в рамках которого женские группы с двух наших конфликтных регионов и из числа местного населения ездят друг к другу, участвуют в мероприятиях, знакомятся, что способствует построения доверия, и это ничуть не меньше, чем работа с неправительственными организациями Абхазии или Цхинвальского региона. Нужно восстанавливать веру людей в свои силы, помогать переосмыслить прошлое и увидеть различные альтернативы развития для будущего.

Мы много работаем с молодежью, это наша любимая группа, многие из тех, кто у меня работает, выросли из наших «Лагерей мира». У нас функционирует группа тренингов молодежи, например, цикл тренингов по здоровому образу жизни и по таким важным проблемам, как предотвращение употребления наркотиков, распространение СПИДа, антиалкогольная и антиникотиновая программы. Второй цикл – воскресные школы по анализу и управлению конфликтов. С 2002 года мы объявляем набор студентов из тбилисских вузов и желающие проходят бесплатный цикл обучения в наших школах. Это полностью волонтерская работа, мы тратим только на приглашенных экспертов. Следующий цикл – права человека и медиация разрешения конфликтов, переговоров, трехлетний, очень интересный проект. Наши ребята из молодежного тренинг-центра ездили в коллективные центры и поселения в Шида и Квемо Картли, там, где был высокий процент ВПЛ после августа 2008, они три с половиной года работали с учениками 15 школ и провели около 360 тренингов для более 3 000 учеников. Все уроки были направлены на интеграцию, сближение и снятие той травмы, которую дети получили. Занятия проводились в смешанных группах из местных жителей и ВПЛ, результаты были очень хорошие: у детей изменилось поведение, легче начали налаживать контакты между собой. Эта работа была поддержана Кавказским офисом CARE International. На днях я была на тбилисской психологической конференции и представители из одного центра говорили, что до сих пор дети не общаются между собой и ходят раздельно. У нас такого не было, дети прекрасно контактировали, создали совместные группы и продолжают работать после окончания проектов.

Наша ассоциация разработала цикл толерантности «Все разные - все равные» для развития гражданской активности. Также тренинговые модули, есть универсальные, совместно с UNIFEM, например «Мир через призму гендера», охватывает права человека, культуру построение мира, разрешение конфликта. Некоторые тренинговые модули мы адаптируем, какие-то сами пишем, они охватывают разные аспекты: волонтерство, стратегическое планирование, усиление возможностей, лидерство, мобилизация общины и др.

В Болниси, рядом с этническим меньшинством, поселились вынужденно перемешенные лица из Кодорского ущелья. Как они живут между собой?

Мы работали в Квемо Болниси, где мало кто знает грузинский, нам и сегодня приходиться прибегать к помощи переводчика. Мы начинали с курса обучения детей грузинскому языку, для этого мы заключили меморандум с университетом Илии и их магистранты, работающие в Центре языка, два раза в неделю ездили в болнисские деревни, мы обеспечивали транспортом. Не могу сказать, что дети выучили язык, это очень долгий, трудный процесс, для этого должна быть среда, а там ее нет. Несмотря на все старания правительства в этом направлении, думаю, местному населению надо четко понимать необходимость изучения языка. К сожалению, этого ощущения пока там нет, в некоторых селениях дети практически не владеют грузинским, в других – довольно хорошо. В Болниси проживают азербайджанцы, и когда туда поселили 20 семей из Кодорского ущелья, у них возникли трудности с адаптацией. Молодежь более или менее находит общий язык, мы часто проводим там спортивные мероприятия. В школе, которая граничит с коллективным центром, был спортзал, но в очень плохом состоянии. Мы обратились с просьбой к Всемирному банку, попросили отремонтировать, они откликнулись и сегодня у детей есть место, где они могут вместе играть, общаться. Наши волонтеры постоянно организовывают интеллектуальные игры, спортивные мероприятия, причем на азербайджанском и грузинском языках с переводом. Этим летом, например, был розыгрыш кубка среди 18 школ Болнисского района и дети получили призы. Разумеется, все очень сложно, наши ребята работают по полной отдаче, но большого эффекта пока не видно. Хорошо бы разработать большой проект именно для этого района, где будут работать несколько крупных и серьезных НПО вместе с местной властью. Незнание языка ограничивает общение молодежи между собой, а также является помехой для налаживания сотрудничества и продвижения представителей из местных групп.

В Болнисском районе есть и другая большая проблема - ранние браки. Многих девочек в подростковом возрасте забирают из школы и выдают замуж. Мать, которая сама не смогла получить полного образования, будет иметь трудности в воспитании своих детей в быстро меняющемся мире. Мы начали работать с проведения семинаров, но эффекта не увидели, попробовали помочь девочкам в том, что их практически интересует, сделали кружки кройки и шитья. Они с большим удовольствием ходили, но за год четыре из них вышли замуж! Следует отметить, что проблема существует не только в семьях национальных меньшинств, но и в грузинских. Сейчас мы решили, что будем работать с матерями, они с удовольствием ходят на курсы шитья и это дает им возможность самостоятельно зарабатывать. Очень важно, когда у женщины есть свой доход, она становится более независимой и ее голос в семье приобретает весомость. Вместе с обучением мы стараемся, не нарушить традиции и придерживаемся главного принципа - не навредить.

Ваша организация давно работает в западной Грузии, где проживают перемешенные лица из Абхазии. Насколько заметен прогресс в адаптации, все же, очень тяжело забыть родной дом…

Прогресс есть, но нищета пока не уменьшилась, но это проблема всего населения. Они находят какую-то работу, чем–то заняты. Когда их заселили в Поти, в новые дома и жилищные условия улучшились, они все равно начали возвращаться в Зугдиди, где у них была какая-то работа, а на новом месте - нет. Наверное, там, где ты адаптировался в течение 20 лет, легче найти заработок.

В Зугдиди у нас очень хороший офис, но мы работаем немного по другой методике. Мы планируем в кооперации с ASB (Arbaiter Samariter Bund - немецкая благотворительная организация «Добрые самаритяне») организовать социальные предприятия, чтобы сами ВПЛ могли создать что-то для других временно перемещенных. Один из таких проектов состоит в уходе за пожилыми людьми. В рамках проекта им оплачивают их работу, правда, по минимальной ставке, но затем они должны сами найти своих работодателей. Есть семьи, которые уехали заграницу и дома остались пожилые родители, им нужен уход. Они будут рады, если кто-то за ними присмотрит, принесет им лекарства, покормит, уберет дом, поведет к врачу. Мы создали одно такое успешное предприятие - Дневной центр, где вместе с обычными детьми ходят дети с ограниченными возможностями и открыли для них разнообразные курсы. Разумеется, все зависит от качества предоставляемого сервиса, и чем лучше будут обслуживать, тем больше появятся у них шансы, найти работу. Пока трудно развивается это отрасль, но будущее, точно, просматривается. Сегодня социальные предприятия делают первые шаги, и последующее развитие может способствовать усовершенствованию гражданского сектора.

У вас здесь в комнате коляска для людей с ограниченными возможностями, кому Вы собираетесь помочь?

На прошлой неделе в Грузии была группа представителей одной из международных организаций, среди них была женщина с ограниченными возможностями, они поинтересовались ситуацией населения, пострадавшего от конфликтов. Мы посоветовали им побывать в тех селах, где мы работаем, а перед отъездом она нам оставила свою коляску, чтобы передать нуждающимся. У нас есть, кому передать. При нашей организации работает мобильная медицинская группа, которая уже 10 лет регулярно ездит в регионы, осматривает их, оказывает им первую помощь и когда есть возможность, раздает первичные медикаменты. Группа состоит из психолога, терапевта, педиатра. Дело в том, что в общинах перемешенных лиц очень многие страдают хроническими заболеваниями, вызванные стрессом, в основном, дети и старики. Как правило, никакие страховки это не покрывают, поэтому, очень важно оказать им внимание и помощь. Наш проект рассчитан на ВПЛ, проживающих в Квемо и Шида Картли. К сожалению, мы не в состоянии покрывать всю Грузию, у нас нет такого серьезного финансирования. Но мы надеемся, что новые медицинские программы будут учитывать и эту категорию нуждающихся.

Сегодня наша организация работает немного на другом уровне, это уже не столько гуманитарный уровень, сколько подготовка активистов на местах, затем их включение в процессы мобилизации общин на местах. Мы хотим, чтобы вынужденно перемещенные лица стали более активными и сами начали работать над улучшением ситуации в общинах, мы же будем помогать по мере сил и возможности.

Поддерживаете ли Вы отношения с гальскими грузинами?

Да, раньше, у нас там был свой офис, как и в Цхинвальском регионе, но после августовской войны, мы вынуждены были закрыть их, у нас нет возможности, проводить мониторинг работы. Мы давно и много работали во многих миротворческих инициативах, поэтому, контакты сохранились, но сегодня избегаем создавать им проблемы. Пока у нас нет общих проектов с бывшими нашими коллегами из Цхинвальского региона. Мы продолжаем сотрудничество с некоторыми НПО Абхазии, например, в рамках инициативы по раннему предупреждению реагирования на конфликты (COBERN). Помогали больным из Абхазии, нуждающимся в срочной медицинской помощи, в обустройстве во время лечения в больницах и клиниках, иногда амбулаторно. 44 пациента прошли лечение, двух спасти не удалось, их привезли уже в терминальной стадии, но остальным оказали высококвалифицированную помощь и они уехали очень довольные. Думаю, это хорошие проекты, ведь здоровье нужно всем и к тому же, это гуманитарная работа.

Ваша ассоциация «Согласие» имеет не только большой опыт работы в Грузии, но и налаженные серьезные контакты с международными организациями, например, с UNIFEM. Вы могли бы предложить свою помощь не только местным властям, но и грузинскому правительству…

Новые возможности позволяют нам более активно подключать местные власти, и что самое важное, выходить на уровень законодательной работы, т.е. Парламент. Наша организация уже второй год является членом координационной группы по выполнению Рабочего плана по Резолюциям Совета Безопасности ООН, наследница UNIFEM на уровне адвокатирования. Это очень важно, по поручению «UN Women», наша ассоциация собирала от женских организаций предложения по всей Грузии о том, какие дополнения надо внести в Конвенцию по ликвидации всех форм дискриминации женщин. Конвенция является обязательным законом для стран-участниц, Комитет (), который наблюдает за ее исполнением, периодически издает т.н. «общие рекомендации». Готовится одна из таких общих рекомендаций, которая будет принята на следующий год – «Женщины в конфликтных и постконфликтных ситуациях», это непосредственно то, чем мы занимаемся, как женская организация. Мы работали с женскими организациями Грузии и Южного Кавказа, у нас были две встречи: в 2011, в ООН на заседании Комитета CEDAW Committee и нам была дана возможность представить эти рекомендации. В 2013 году, в Стамбуле на встрече НПО с членами этого же Комитета удалось обсудить и выработать общие приоритеты. Для женщин Южного Кавказа, где произошло столько конфликтов и так или иначе пострадали все семьи, принятие этих рекомендаций будет очень важным инструментом для участия в постконфликтной реабилитации.

Мы также сотрудничаем с Парламентским Советом по гендерному равноправию, председателем которого является вице-спикер парламента Манана Кобахидзе; с координационной группой по выполнению рабочего плана по Резолюции ООН «Женщины, мир и безопасность», очень важный инструмент, потому что в эту группу входят ответственные лица всех министерств. Мы, а это две женские организации, НПО «Женский информационный центр», Майи Русецкой, наша ассоциация «Согласие» и третья, на основе ротации добавляется из региона, можем все проблемы, принесенные из общин, прямо положить на стол парламента, министерствам. Часто это группа помогает оперативно решать возникающие проблемы.

Бывают ситуации, когда для проблем, не решаемых долгое время, может быть найден выход, не нарушая законодательную инициативу. Проект был начат в 2011 году, в декабре был принят рабочий план имплементации Резолюций ООН, касающихся женщин, мира и безопасности (Резолюции 1325б 1820б 1888Б, 1889б 1960). Это государственный план развития и по нему раз в три месяца происходят отчеты всех участвующих ведомств, т.е. всех правительственных структур, где принимают участие и наши женские организации. У нас есть возможность получать информацию с первых рук и распространить среди населения, во-вторых, собирать информацию от них о тех насущных проблемах, которые не вошли ни в какие постановления и обсуждать на встречах. Для меня это самый лучший вариант адвокатирования. Мы также работаем с рабочей группой Министерства по беженцам и перемещенным лицам, например, рабочая группа по такой важной проблеме, как источники существования. Вышеперечисленные женские резолюции дают очень хорошую возможность работать с общинами, пострадавшими от конфликта и все проблемы рассматривать через призму этих резолюций - это очень важный инструмент, но пока недооцененный у нас.

Есть какой-то результат?

Думаю, да, например, министерства обороны, образования делают специальные модули, где разработано как население должно себя вести в чрезвычайных ситуациях. В 2008 году одной из проблем было то, что люди вообще не знали, куда им бежать, что делать, но сегодня это включено в план работы, должны быть информационные средства, сегодня детей обучают гражданской обороне. Страна, которая не раз испытала конфликты и стихийные бедствия, должна быть подготовлена к нештатным ситуациям. Важно, чтобы наши армейские подразделения, полиция, знали, как обращаться с пострадавшими от насилия в период конфликта. Только сейчас, спустя 20 лет, женщины которые во время абхазской войны пострадали от насилия, осмеливаются об этом говорить, поэтому, должны существовать механизмы помощи и поддержки.

Мы активно работаем в этом направлении с женской организацией ООН «UN Women», в кооперации с ними мы участвуем в региональных встречах Шида Картли, где создана специальная группа при местной власти, которая регулярно проводит мониторинг ситуации человеческой безопасности, включая все уровни: физическую, психологическую, материальную, информационную. Для живущих в зоне конфликта, все компоненты нарушены. Наши активисты на местах вошли в состав группы мониторинга по всем тем проблемам, которые возникли в результате оккупации: вопрос благоустройства дорог, доступа к воде, например, в селе Дици, после установления проволочных заграждений, доступ к воде был затруднен. Есть семьи, земельные участки которых были отторгнуты и надо помочь им в альтернативных источниках дохода…Сейчас НПО очень активно работают с местными властями.

В чем реально выражается помощь в подобных случаях?

Можно, например, для тех, кто не может обрабатывать свои земли из-за колючей проволоки, лоббировать, чтобы они получили альтернативные участки, либо альтернативный источник существования не в виде одноразовой гуманитарной помощи, а постоянной работы. Это раз. Второе – можно регулярно возить иностранцев, чтобы они фиксировали реальное положение и постоянно об этом говорили на разных уровнях. Третье – разработать определенные льготы, например, дать местному населению преимущество в получении образования, создавать множества программ для предотвращения опустошения этих деревень от молодежи. Все происходит постепенно, туда приходят НПО, они будут финансировать проекты совместно с государством. Думаю, вопрос координации, который сейчас начался, очень важный. Например, приняли закон о кооперативах, мы собираемся внимательно следить за его осуществлением. С этой целью мы планируем ходить по деревням, объяснять, помогать, как надо начинать свое дело. Вопрос, которым мы два года занимаемся, это регистрация земли. В Грузии регистрировано только 30% земель, это означает, что если к тебе в деревню приходит инвестор, то он платит только тем, у кого зарегистрирован участок, а 70% остаются без дохода. Очень сложная проблема, мы ставили и раньше, сейчас Министерство юстиции серьезно работает над этой темой.

Одна из наших любимых тем – право женщин на собственность, гарантированное Конституцией, что часто не выполняется либо из-за незнания своих прав, либо из-за несоблюдения каких-то правил. Замужняя женщина должна настаивать на официальной регистрации брака, только тогда она обретает имущественные права. Опять же, сильные стереотипы мешают выполнению этой нормы. В результате, женщина, которая не смогла зарегистрировать брак, если он распался, часто остается на улице вместе с детьми. Мы уже полгода проводим кампанию адвокатирования: показываем фильмы, где говорят женщины, потерявшие собственность, проводим дискуссии, сделали социальный клип, который идет по Первому каналу Общественного вещания. Работы впереди много, важно, чтобы и мужчины осознавали и уважали права женщин на собственность и помогали им в их реализации.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна